ВСТУПЛЕНИЕ

1.png 
Древнегерманский Орден 1912 г.
2.gif 
Орден тевтонских рыцарей

Первоначально объектом изучения Общества Туле (Thule-Gesellschaft) были истоки арийской расы и германской культуры. Название «Туле» берет свои корни в греческой мифологии, где оно означало «земля». Общество получило свое имя в честь «Ultima Thule» - Крайней Земли, столицы древней Гипербореи, располагавшейся на крайнем севере, ориентировочно в районе Гренландии или Исландии. Тулисты верили в существование этой тайной страны и проводили многие годы в экспедициях в северных широтах, надеясь найти врата в скрытый, подземный мир. Там они собирались вступить в контакт с древнейшей цивилизацией, покинувшей земной мир и спустившейся под землю для поклонения Черному Солнцу. Эту цель общество Туле официально провозгласило в 1919-м году, объединившись с Обществом Вриль (Vril Gesellschaft) и Орденом Черного Камня (Die Herren Vom Schwarzen Stein, DHvSS) - оккультными организациями, также поклонявшимися Черному Солнцу. В то же время, медиумы общества Вриль и главный медиум общества Туле Мария Орсик утверждали, что арийская раса произошла не от этой древней подземной цивилизации, а была привнесена на Землю с планеты Альдебаран, находящейся в созвездии Быка на расстоянии 64 световых лет от нашей планеты. В своих оккультных спорах активисты Вриль также пытались убедить членов DHvSS в том, что их каменная богиня Исаис на самом деле является властительницей Альдебарана.

4.png 

Флаг нацистской партии Германии

Не будет преувеличением сказать, что все споры, непонимания и домыслы, касающиеся летающих тарелок земного происхождения, берут истоки в германской программе дисковых летательных аппаратов, разработка которой началась вместе с созданием Национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDAP, НСДАП, нацистская партия Германии) в 1920-м году – за тринадцать лет до того, как Адольф Гитлер стал правителем Третьего Рейха.

Для полного понимания проблематики вопроса важно помнить, что среди прочих движений в создании нацистской партии приняли активное участие оккультные общества Туле (1918), Вриль (1921) и Рыцарский орден Черного Камня (1912), берущий начало от древнего Тевтонского Ордена.

Как следствие, самый первый дисколет, сконструированный в Германии в 1922 году, предназначался не для полетов по воздуху, а для перемещения в «тонких сферах». Jenseitsflugmaschine (JFM) была построена силами специалистов Туле-Вриль на деньги из неназванных источников. Испытания аппарата велись в течение двух лет, после чего он был разобран и перевезен на завод Мессершмитта в Аугсбурге. Ученые до сих пор спорят, удалось ли энтузиастам произвести запланированный полет между мирами, однако, в любом случае, из данного проекта инженеры Туле и Вриль почерпнули ценную информацию и опыт конструирования силовых агрегатов и электромагнитных колец для строительства дисколетов.

Несколько позже – в 1929-м году, на волне интереса к ракетным технологиям молодой австрийский инженер Герман Нордунг опубликовал работу, в которой предложил концепцию дисковидной космической станции на солнечных батареях, получившей название Wohnrad (Обитаемое колесо). К сожалению, Нордунг умер в том же году от пневмонии, и работа не получила продолжения. Если бы не его преждевременная кончина, Нордунг вместе с Обертом и фон Брауном, работавшим над проектом дисколета на ракетном топливе в Пенемюнде, мог бы вывести Германию в пионеры ракетостроения и создания геостационарных спутников. В числе необычных военных разработок тех лет нужно упомянуть и Sonnenlinse («Солнечная линза») – миниатюрное подвижное оружие, призванное ослеплять пилотов вражеских бомбардировщиков. Sonnenlinse состояла из четырех полированных линз с высокой отражающей способностью, установленных на вращающейся подставке, и должна была дезориентировать нападающего противника и обеспечить прикрытие контратаке немецкой авиации. Гитлер предложил реализовать этот проект в виде одной гигантской линзы размером с футбольное поле, но на практике были реализован лишь миниатюрный прототип с четырьмя зеркалами. Впоследствии он был захвачен в качестве трофея американскими войсками в 1945-м году.

 3.jpg

Одно из германских орбитальных орудий с зеркальной линзой

Как показали испытания, на земле такое орудие было практически бесполезным, однако поднятое в стратосферу гигантское зеркало вполне могло поражать и сжигать летящие самолеты противника с помощью солнечного луча. Таким образом, Обитаемое колесо Нордунга легко можно было превратить в военную космическую станцию. Гитлеру эта идея очень понравилась, и вплоть до конца войны он вынашивал фантастические планы о строительстве и запуске из Пенемюнде военизированной космической базы, которая бы вела боевые действия с расстояния 4 000 миль от поверхности Земли.

Однако до прорыва в ракетной технике оставалось еще много лет; оккультисты Туле и Вриль считали разработку ракетных двигателей бесперспективной тратой времени и сил и с большим энтузиазмом продвигали дисколеты собственного производства.

Помимо Туле и Вриль, о космосе мечтал еще один разработчик германских дисколетов, имя которого до сих пор мало кому знакомо. Профессор Франц Филипп создал целую серию ракет и летающих тарелок, работающих на основе преобразования энергии солнечного луча, и это для тридцатых годов это был радикальный, почти фантастический концепт.

Серия аппаратом профессора Филиппа получила общее название Frali, а самый первый из них был создан в 1938-м году. По форме он напоминал небольшой дирижабль с рядами круглых солнечных панелей по бокам фюзеляжа и двумя стабилизаторами в хвостовой части. Шестая модификация Frali имела цилиндрическую форму со странным многослойным носом конической формы и одинарным стабилизатором квадратной формы. Кроме того, Филипп спроектировал Griffin (Грифон) – большой дисколет, управляемый четырьмя кормовыми солнечными ракетами, покрытыми плоскими солнечными панелями. И, наконец, последняя разработка профессора Филиппа – это Sonnenflieger (Солнечный самолет) – дисколет с большим стеклянным колпаком и солнечными панелями по всему периметру корпуса и трехслойного «брюха», к которому крепились телескопические стойки, похожие на те, что впоследствии устанавливались на луноходы. Профессор не подавал документы на получение патента на данную конструкцию, зато написал книгу «Германская космическая программа, начиная с 1934 года: Этапы трудного пути». В этой работе он пишет, что впервые построил и запустил на Луну ракету на солнечном топливе еще в начале 30-х годов, однако реальных подтверждений этому факту не найдено.

Профессор Филипп был боевым товарищем Гитлера с Первой Мировой Войны, и в рамках Третьего Рейха на него был возложен широкий спектр секретных разработок, включая «Луч Смерти» – микроволновое оружие, созданное военных лабораториях Берлина. В конце войны он попал в советский плен и вскоре получил должность «модератора» и надсмотрщика над остальными пленными немецкими учеными благодаря тому, что в числе прочих языков он бегло говорил по-русски. В мемуарах Филиппа прослеживается противоречие: с одной стороны, он пишет, что «отбраковывал» наиболее сильных специалистов, чтобы они не участвовали в советской военной программе, но, с другой стороны, признается в том, что поделился с русскими инженерами технологией создания «Луча Смерти».

Сам Адольф Гитлер был активным членом общества Туле (наряду с Герингом, Гиммлером, Борманом, Гессем и другими руководителями нацистской партии); в 1933-м году он стал канцлером Германии, благодаря чему оккультные науки и изыскания Туле и Вриль получили серьезную финансовую поддержку. В первую очередь здесь нужно сказать о RFZ (Rundflugzeug – дисковый самолет) – серии дисколетов, работающих на основе левитаторов профессора Шумана, созданных им еще во время строительства загадочного JFM в 1922-24 годах.

Первые дисколеты RFZ были построены в 1937-м году, и для их летных испытаний Вриль выкупило земли, прилегающие к авиазаводу Arado Brandenburg. Запуски первого RFZ закончился полным провалом. Вторая модификация имела меньшие габариты и была оснащена двумя легкими автоматами; в 1940-м году RFZ-2 появился в небе над Британией, а затем эксплуатировался в южных широтах Атлантики. Прототипы RFZ 3, 4, и 6, напротив, имели внушительные размеры и достаточно большую мощность; RFZ-5 (1939 г.) был переименован в Haunebu, а RFZ-7 в 1941-м году стал «Охотником» Vril-1 Jäger.

Разработка этих дисколетов велась под патронажем 4-го спецотдела СС и возглавлялась лично Гиммлером. Haunebu и Jäger стали первыми летательными аппаратами, приводимыми в действие магнитно-гравитационными системами, работавшими на основе энергетического преобразователя Ганса Колера, генераторов Ван де Граафа и вихревой динамо-машины Маркони (сферического резервуара с нагреваемой ртутью). Благодаря им дисколеты создавали переменное электромагнитное поле, которое противодействовало земному притяжению и уменьшало массу аппарата.

5.jpg 

Аппарат магнитного поля Ганса Колера, превращенный специалистами техотдела СС в Преобразователь энергии Колера.

6.jpg 

Генераторы Ван Де Граафа (фотография тридцатых годов); генераторы такого типа были установлены в дисколет Haunebu

7.png 

Ранняя версия истребителя Messerschmitt Bf 109

Возникает резонный вопрос: почему эти уникальные и новаторские в техническом плане аппараты не были задействованы в воздушных боях начавшейся в 1939-м году Второй Мировой войны? Ответ прост: несмотря на очевидное превосходство дисколетов перед летательными аппаратами с поршневыми и первыми реактивными двигателями, на тот момент они не могли быть оперативно приспособлены к текущим военным задачам, кроме выполнения разведывательной и базовой транспортной функции. Мощные электромагнитные двигатели с трудом поддавались контролю и требовали установки сложных аэронавигационных систем. При гипотетически невероятной скорости и мощности на практике, в летных и боевых характеристиках они не могли сравниться с передовыми истребителями Me Bf 109 и Fw-190.

В этих дисколетах было слишком мало места для установки сколь бы то ни было серьезного оружия нападения или защиты, за исключением легких пулеметов MG и MK, которые показали свою непрактичность в воздушных боях. В порядке эксперимента на дисколет пытались установить тяжелые Donar KSK Kraftstrahlkanone, но их вес серьезно нарушал центровку диска; именно поэтому дисколеты оснащали легким вооружением, устанавливая пулеметы выше точки центра управления аппаратом. Корпус дисколета не был приспособлен для переноса артиллеристских снарядов ни внутри, ни снаружи. Кроме того, из-за сложности навигационной системы с генератором импульсов магнитного поля аппараты могли изменять угол наклона в полете только на 22.5, 45 или 90 градусов. Фантастические скорости, которых могли достичь в полете эти аппараты, требовали установки сверхмощной защиты от экстремально высоких температур. По заказу техотдела СС металлургические компании разработали и создали уникальный термоизоляционный материал Viktalen, однако для больших дисколетов его изоляционных характеристик оказалось недостаточно, и потребовалась двойная и даже тройная герметизация кабины пилота. Фактически это означало бронирование фюзеляжа и критически увеличивало общую массу дисколета.

Тем не менее, конструкторский отдел СС проводил крайне агрессивную политику разработки такого типа машин, и этому было вполне рациональное объяснение. Интенсификация союзнических усилий в воздушных боях делала самолеты с традиционным принципом взлета и посадки все более опасными и менее эффективными – на этапе разгона по полосе они становись легкой целью для атаки. Именно поэтому аппараты с вертикальным взлетом и приземлением (VTOL,Vertical Take-Off and Landing) стали наиболее прогрессивным и перспективным направление в авиастроении. Если бы СС успели создать легко управляемый аппарат, оснащенный мощным вооружением, Германия выиграла бы битву за воздушное пространство над Европой.

В поисках быстрого и эффективного решения VTOL, СС терроризировало все конструкторские бюро в стране и активно заимствовало технологии на захваченных территориях. К работе привлекались и принуждались плененные инженеры – в числе прочих были Виктор Шаубергер в Австрии и Генри Коанда во Франции; и естественно, при строительстве этих аппаратов и производстве комплектующих для них в массовом порядке был задействован бесплатный труд пленных концентрационных лагерей.

Требуя у рейхсминистра вооружений и военной промышленности все новых и новых рабов из концлагерей в последние годы войны, СС, тем не менее, не отчитывалась Альберту Шпееру, для каких именно целей используется эта рабочая сила. Трудно поверить, но это факт – министр вооружений Шпеер вообще не был в курсе секретной программы по строительству дисколетов. Все дело в том, что 4-й отдел СС был своеобразным государством в государстве в плане технологий и материалов, производственных мощностей, инженерного и ученого персонала, рабочей силы, системы управления и военных баз, как внутри Германии, так и за ее пределами, где проводились испытания и осуществлялось хранение опытных конструкторских образцов. Шпеера считали недостаточно надежным и не посвящали ни в какие вопросы секретных программ, - в отличие от Рудольфа Гесса, который был в курсе секретной авиационной программы и, вероятно, располагал достоверной информацией о нацистских базах в Аргентине и Антарктиде. Так это или нет, не представляется возможным проверить, поскольку все свои секреты Гесс сохранил до самой смерти (убийства или суицида – неизвестно) в 1987-м году. Тем временем Виктор Шаубергер, находившийся под арестом в Маутхаузене в полном распоряжении СС, стал руководителем разработки в области вихревых технологий. Изначально проект вихревого двигателя Repulsin разрабатывался для подводной лодки СС при поддержке компании Kertl, но впоследствии он был адаптирован для использования в летательных аппаратах. Первые результаты испытания дисковидного мотора были переданы на авиапредприятие Heinkel, однако оно отказалось от дальнейшей разработки этой технологии, и эту стратегическую ошибку можно сравнить с тем, как Люфтваффе отказался присутствовать на презентации первого реактивного самолета Хайнкеля Не-178 за три дня до начала Второй Мировой войны.

Через год после создания модели Repulsin A, в 1941-м году инженер Хайнкеля Рудольф Шривер представил собственную конструкцию "Flugkreisel" («Летающая юла») с турбореактивным двигателем вместо дисковидного мотора. Этот вариант дизайна был изъят 4-ым отделом СС и передан собственной команде разработчиков для доводки и создания большого опытного прототипа. Группа ученых состояла из профессора Рихарда Мите, Клауса Хабермоля, профессора Джузеппе Беллуццо и еще шестерых инженеров, имена которых остались засекреченными даже после окончания войны.

8.png 

Heinkel He-178 - первый действующий реактивный самолет. Август 1939-го года.

В этой группе был единственный итальянец – Джузеппе Беллуццо, который вошел в историю с Turboproietti – проектом реактивного летающего снаряда. Впоследствии, именно благодаря этой разработке он смог покинуть проект Flugkreisel и вернуться в Италию для работы над Riva Del Garda на производственных мощностях компании Фиат. Тем временем компания BMW, которая по контракту должна была поставлять турбореактивные двигатели для «Летающей юлы», тайно начала разрабатывать собственный аппарат на основе чертежей Шривера. «Крылатое колесо» "Flügelrad" было оснащено реактивными двигателями BMW 003 и, по сути своей, было не дисколетом, а реактивным вертолетом с дефлектором реактивного сопла для управления многолопастным дисковым ротором. Кроме того, оно было значительно меньше «юлы» Шривера в своих габаритных размерах. Работы над проектом велись с 1941-го по 1945-й год, сборка прототипов началась в 1943-м. Главная проблема – неустойчивость конструкции - преследовала все ранние образцы; большинство моделей так и не смогло оторваться от земли либо делало несколько незначительных подлетов. Судя по архивным документам, лишь один аппарат Flügelrad II (вторая или третья модификация – данные расходятся) смог набрать расчетную высоту на испытаниях в апреле 1945-го года.

Сборка Летающей Юлы Шривера началась в 1942-м году, летные испытания прошли в 1943-м. Реактивную тягу аппарата обеспечивали три керосиновых двигателя, запускавшие дисковый ротор, а два дополнительных керосиновых двигателя на корпусе обеспечивали прямую тягу и горизонтальную устойчивость. Все они издавали ужасающий вой при запуске. Летные характеристики в основном можно характеризовать как положительные, за исключением нестабильности аппарата на низких скоростях. Однако, в конечном итоге, в ходе испытаний СС внезапно отказался от дисколета Шривера в пользу конструкции профессора Мите.

В 1944 году 4-й отдел СС отпустил Шаубергера обратно в Австрию, а прототип летательного аппарата профессора Мите, собранный в Бреслау, успешно прошел испытания над Балтикой. В его конструкции безошибочно угадывался двигатель Repulsin B; модель была оснащена каплевидным кокпитом, а выхлопные трубы были перенесены в хвостовую часть. Кроме этого аппарата во время войны по проекту Мите, вероятно, был построен дисколет с электротурбиной Elektrische Luft Turbine, который впоследствии был запатентован Бруно Швентайтом. Это был уникальный беспилотный диск, приводимый в движение энергией сгорания кислорода и азота; охлаждение камеры сгорания осуществлялось посредством впрыска холодного гелия. Вероятно, именно эта конструкция подразумевается при упоминании сверхсекретного оружия V-7.

Примерно в это же время альтернативные разработки велись в Лейпциге под личным патронажем генерала Удета. Речь идет о разработке Артура Сака, которому однажды удалось привлечь внимание генерала своей летающей моделью с дисковым крылом и получить финансирование на дальнейшие разработки и строительство прототипа в натуральную величину. Четыре модификации летательного аппарата были неудачными, и лишь после того как A.S.5 в тестовых полетах продемонстрировала жизнеспособность конструкции, пилотируемый прототип выше на стадию сборки прототипа в 1944-м году.

В течение месяца странный и громоздкий деревянный летательный аппарат, собранный из разрозненных частей сбитых самолетов Me Bf 109 предпринимал безуспешные попытки оторваться от земли. Однако это был изначально нежизнеспособный проект, как с точки зрения недостатка мощности, так и с точки зрения конструктивных дефектов. A.S.6 лишь ненадолго отрывался от земли и снова прыгал по взлетной полосе, несмотря на то, что им пытались управлять пилоты-асы с «Кометы» Me-163 из летного полка, расквартированного на базе в Брандисе. Вердикт специалистов был суров: A.S.6 требовал жестких испытаний в аэродинамической трубе и последующей профессиональной доводки на мощностях завода Messerschmitt – только в этом случае у аппарата могло быть какое-то будущее.

Если бы Сак прислушался к этому совету, следующая модификация A.S.7V-1 могла бы стать тем, что вошло в историю как «скряга» Me-600 “Bussard“ – истребитель с расчетной скоростью 500 миль/час.

9.png 

Передовой истребитель Messerschmitt Me-163 «Комета», 1944 г.

В условиях круглосуточных бомбардировок в 1944-45-ом годах СС было вынуждено прибегать к более решительным и отчаянным мерам, в частности, к запуску непилотируемых дисков с оккупированных территорий по самолетам противника. Это оружие вошло в историю под названием "Feuerball" («огненные шары»); его нередко путают с загадочным V-7 и зенитными снарядами Flakmine.

WNF Feuerball представлял собой сплющенный круглый диск на турбореактивной тяге, оснащенный сенсорами выхлопных газов для определения местоположения противника и электростатическим оружием, разработанным на заводе Мессершмита в Обераммергау по секретному заказу СС. Для создания электростатического поля использовался сложный состав химических реагентов, который при сжигании образовывал сияющее гало. Это оружие дезориентировало противника и было неуловимо для радаров, за что и получило прозвище Foo Fighter, как производное от французского Feu (огонь) и персонажа комиксов Smokey Stover о неумехе пожарном; британские солдаты также называли эти диски “Kraut Meteors” – «немецкими метеорами». Фойерболы применялись против американских 415th NFS и других самолетов Союзников с ноября 1944-го по апрель 1945-го. К этому времени на заводе Zeppelin Werke была разработана новая модификация оружия с увеличением габаритных размеров, получившая название "Kugelblitz" («шаровая молния»), а также новые виды - "Kugelwaffen". "Seifenblasen" («мыльные пузыри»). Атака осуществлялась одиночными или множественными снарядами разных размеров.

"Seifenblasen" представляли собой метеорологические зонды шаровидной формы с зеркальным металлизированным покрытием. Шары отражали солнечный свет и создавали помехи на радарах в виде обманных целей. Kugelwaffen, спроектированные еще в 1941-м году и хронологически являющиеся предтечей Фойерболов, также были призваны дезориентировать противника. Оружие имело дистанционное управление, и после атаки диски, как правило, возвращались на базу. Однако к весне 1945-го стало ясно, что война практически проиграна, и все разработки в данном направлении были прекращены.

a10.jpg 

предположительно Диск Коанды

Физик Генри Коанда был захвачен в плен в Париже в 1940-м году и передан в распоряжение конструкторского отдела СС для работы над созданием дисколета. Конструкция аппарата линзообразной формы основывалась на эффекте настилающей струи, открытом Коандой в 1932-м году и названном в его честь, и была своего рода прорывом в дизайне дисколетов. Однако энергетические требования аппарата были слишком высоки, поэтому разработка не пошла дальше испытаний в аэродинамической трубе. Такая же участь постигла аппарат Андреаса Эппа Omega Diskus, для работы которого требовались два турбореактивных двигателя Пабста и восемь турбин Argus. После войны Эпп попал в советский плен и в 1950-м году помогал в разработке первого советского дисколета в Пирне (Восточная Германия).

Профессор Липпиш, в начале войны спроектировавший серию Аэродинов, был слишком занят проектом Мессершмита Me 163 Komet и самолетом с дельта-крылом DM-1, чтобы представить нечто большее, нежели несколько набросков дисколета на основе крыла AVA Göttingen K 1253.

В числе специалистов, работавших над самолетами с дисковым крылом, необходимо упомянуть и братьев Хортен, хотя фактически они работали не на нацистскую Германию, а на американское правительство. После войны они участвовали в создании аппарата, который разбился в Розуэлле в 1947 году; это был невидимый для радаров объект параболической формы с большим метеорологическим зондом.

Предчувствуя скорую капитуляцию Рейха, руководство компании BMW приняло решение разрушить все образцы Flügelrad и, возможно, Flugkreisel Шривера, которые также проходили испытания на полигоне под Прагой. Аппарат Мите скорее всего попал в руки к союзникам, поскольку после войны профессор был вывезен в Канаду для разработки дисколетов по заказу компании AVRO. Хабермоль попал в плен к русским и работал в рамках советской дисковой программы, а профессор Беллуццо вернулся в Италию. Репулсины Шаубергера также попали в руки к русским, в то время как большинство чертежей и отчетов конструкторского отдела СС оказались у англичан, которые в послевоенное время предприняли попытку сотрудничества с США и Канадой в создании дисков AVRO. В результате хитрых подковерных интриг в Канаде эти разработки заглохли, а инженеры AVRO были переманены в Штаты для работы над американскими реактивными дисколетами, спроектированными командой профессора Мите.

Последней дисковой разработкой Рейха можно назвать малоизвестный проект Генриха Фляйсснера "Düsenscheibe" («реактивный диск»), который был создан в Пенемюнде под личным контролем Геринга и совершил единственный вылет из Берлина в неизвестном направлении в апреле 1945 года. Подробности этого проекта покрыты тайной по сей день. К этому же временному периоду относится усовершенствованная модель DFS Berserker Mistel – тандем из реактивного бомбардировщика и диска с жидкой взрывчаткой, управляемого пульсирующими реактивными двигателями Argus 044 и телевизионной системой наведения, усовершенствование которой продолжалось до самого конца войны.

В числе экспериментальных дисковидных проектов нужно упомянуть «светящиеся диски» Lichtscheiben и Glühscheiben – беспилотные зенитные снаряды, которыми экипировались женские зенитные батальоны Рейха, а также снаряды Zell Luftkreisel и ручные гранаты с ниполитовой взрывчаткой Scheibenhandgranaten. В основном они имели небольшие размеры и внутренний детонатор, однако в истории можно найти упоминание об одной противотанковой атаке с использованием ниполитовых дисков размером с тарелку фрисби. Согласно ранним планам военного командования Германии, к 1946-му году дисковые гранаты должны были стать неотъемлемой частью личного вооружения солдата пехоты, наряду с боевой винтовкой STG-45 и улучшенным ручным противотанковым гранатометом Pzf-150. Военная форма должна была иметь покрытие, делающее солдат невидимыми для датчиков инфракрасного излучения.

a11.jpg 

Инфракрасный прицел "Vampyr"

Эксперименты профессора Циппермайера с взрывчаткой из угольной пыли в начале 1945 года неожиданно нашли применение в оригинальном проекте дисколета Feuersturm” («Огненный вихрь»), который должен был создавать огненные торнадо а небе над Германией и с их помощью уничтожать авиацию Союзников. Заказ на создание таких дисков был подписан Герингом в марте 1945-го, но по известным причинам реализовать проект не удалось. На основе изобретения Циммермана планировалось также создать Супербомбу с взрывным зарядом из угольной пыли и специального парафинового реагента. Ее мощность могла сравниться с разрушительной мощью атомной бомбы с образованием огненного вихря в воздухе и выжиганием всего живого на земле в радиусе 4.5 км от эпицентра. Эту бомбу планировалось создать в новом подземном комплексе Jonastal S-3.

 a12.png

Jonastal S-III – подземный секретный завод Рейха, май 1945

Примечательно, что «огненные шары» Третьего Рейха снова дали о себе знать уже после капитуляции Германии, в августе 1945 года – в Японии, что является одним из свидетельств обмена военными технологиями между этими странами. Однако у японцев не было полного объема технической документации на Feuerball, поэтому они отказались от применения этого оружия. Существуют также архивные фотографии, подтверждающие установку Kugelwaffen на японские бомбардировщики Mitsubishi Ki-21 «Sally», вероятно, для боевых испытаний.

История Третьего Рейха закончилась так же загадочно, как и началась. Что стало с таинственными дисками Туле и Вриль, которые в небольшом количестве продолжали строиться на протяжении всех лет войны? Известно, что к 1945-му году эксплуатировалось несколько дисколетов Haunebu и Vril 7 Geist (Дух); более того, Вриль провело испытания восьмой модификации своего дисколета, названной Odin, и девятой (Abjäger), имевшей более обтекаемый профиль. Разработки поздних версий, Vril 10 Fledermaus («Летучая мышь») и Vril 11 Teufel («Дьявол») должны были быть уничтожены, однако некоторые чертежи и документация попала к победителям. Самым большим аппаратом в истории оккультистских дисколетов осталась 139-метровая «Андромеда», которая выполняла функцию дисконосца и была предназначена для перевозки одного большого Haunebu и двух дисков Vril на специальных площадках по бокам корпуса. Как предполагается, всего было создано два таких аппарата и один из них был обнаружен войсками американской армии в 1945-м году в надежно спрятанном подземном бункере. «Андромеда» была наполовину собрана, но на ней отсутствовало сверхчувствительное навигационное оборудование и система обеспечения тяги. Следов второго аппарата найти не удалось; вероятно, он покинул стартовую площадку – но вот в каком направлении? Andromeda Gerät изначально задумывалась как космический корабль, достигавший расчетной высоты и скорости с помощью четырех двигателей Triebwerk с шестнадцатью левитаторами SM-Levitator. Описание полета этого аппарата – его невероятной скорости и слепящего света – позволило американцам выдвинуть предположение, что немцы освоили технологию фотонного двигателя. Предполагается также, что большинство собранных дисколетов Haunebu Vril не были уничтожены бомбардировками, а нашли пристанище в хорошо засекреченных бункерах в марте 1945-го года.

a13.png 

Эмблема Германской антарктической экспедиции 1938-1939 гг.

a14.jpg 

Самолет Dornier Super Wal взлетает со стартовой площадки трансатлантического корабля Schwabenland во время антарктической экспедиции

Незадолго до начала Второй Мировой войны Германия снарядила антарктическую экспедицию с целью поиска места для новой военной базы. Такой площадкой стала Земля Куин Мод в Восточной Антарктиде, которую немцы переименовали в Neu Schwabenland - Новую Швабию. Военная база была построена в атмосфере полной секретности в районе гор Мюлиг-Хоффмана, в 1942-43 годах. Выбор места был предопределен найденными горячими источниками, растительностью, залежами железной руды, а также свободным доступом к морю по сети подземных каналов. База получила кодовый номер 211, а для ее строительства использовался труд военнопленных, который доставляли на место кораблями и подводными лодками.

В годы войны германские подлодки и корабли осуществляли регулярные рейсы в южную Атлантику и Антарктиду. В водах Антарктики, а также у побережья Аргентины и Огненной Земли были размещены плавучие метеорологические зонды. Последние сообщения от Бормана и Геббельса из бункера Гитлера были отправлены на Огненную Землю – и это одна из главных загадок времен заката Третьего Рейха.

Известно также, что в 1942-м году было учреждено SS RuSHA – Бюро расовых поселений СС, единственной целью которого был поиск и захват в плен женщин арийской внешности из западной Украины для их переправки в колонию на базе 211.

 a15.png

Руна «Одаль» («поселение») на флаге отдела Volksdeutsche

10 000 женщин в возрасте 17-24 лет, со светлыми волосами и «правильными» антропометрическими пропорциями были вывезены с захваченных территорий для создания «антарктического женского поселения» (ASF, Antarktische Siedlungen Frauen). Они носили светло-голубые робы с руной «Одаль» на рукаве и юбки А-образного силуэта длиной ниже колен. Около половины этого женского отряда были этническими немками, а остальные были посвящены в арийскую расу в результате инициации «Германизации». Учебная база ASF располагалась в Эстонии для физической и моральной подготовки к жизни в полярных условиях. Любой саботаж от обучения или выявленная непригодность для нужд проекта были чреваты немедленной отправкой в концентрационный лагерь Аушвиц и неминуемой казнью. После прохождения подготовки женщин возвращали в Украину и далее из Полтавы везли в порт для погрузки на корабли и подводные лодки. Задача ASF состояла в создании на базе 211 обитаемого поселения для дальнейшего ведения разработок секретных обществ Туле и Вриль. Перевозка поселенцев в Антарктиду осуществлялась большими подлодками Type IXc “Überseekuh“, и количество сделанных рейсов столь велико, что не поддается точному исчислению.

 a16.png

Подводная лодка Type IXC - «рабочая лошадка» морфлота Рейха

Предполагается, что Туле и Вриль эвакуировали свои секретные технологии на базу 211 под руководством генерала СС Каммлера в конце войны. Германской базой для строительства дисколетов оккультных обществ должен был стать секретный комплекс Jonastal S-3, но он так и не успел заработать на полную мощность. Тем не менее, существует любопытный нюанс – за все время строительства, с конца 1944 по март 1945-го года Jonastal S-3 ни разу не подвергся бомбардировке, несмотря на свою высокую стратегическую ценность – на этой базе работали тысячи инженеров и техников и 18 000 военнопленных. Причина этого феномена заключается в том, что под бункерами комплекса были заложены мощные электромагнитные блоки, создающие помехи в радиусе семи миль и на высоту до десяти километров. Именно поэтому самолеты Союзников, пытавшиеся заснять объект или сбросить на него бомбы, испытывали фатальные проблемы с навигацией и двигателями и были вынуждены улетать ни с чем восвояси.

По окончании войны в водах Аргентины были захвачены две подводные лодки (U-530 и U-977), которые предположительно перевозили на Антарктиду грузы и высший командный состав СС. В момент сдаче в плен лодки были практически пусты, а обслуживающий персонал отказался комментировать пункт назначения и характер перевозимых грузов. Во время войны аргентинские воды были безопасны для подлодок нацистов, однако после правительство США оказало мощное давление на руководство страны в попытках раскрыть местонахождение Каммлера и базы 211.

В 1946-м году было официально признано, что 54 подлодки и 6000 германских ученых, инженеров и техников, преимущественно из конструкторского отдела СС, бесследно исчезли. Вместе с ними без вести пропали около 40 000 военнопленных и от 140 до 250 тысяч рядовых германских граждан. Теоретически эти потери можно было списать на результаты военных операций, однако американское правительство всерьез предполагало, что все эти людские ресурсы были добровольно или принудительно перемещены в Новую Швабию. Под прикрытием пропагандистской кампании по поимке «военных преступников» американцы вели в Южной Америке разведывательную операцию, аналогичную небезызвестному проекту «Скрепка» (Operation Paperclip"). Антарктическим летом, в январе 1947-го года американцы под руководством адмирала Бэрда провели военную операцию «Высокий прыжок» ("Operation Highjump"), целью которой был поиск базы 211. В случае ее обнаружения 4700 вооруженных формирований немедленно отправились бы в Антарктиду, чтобы захватить или разрушить секретный нацистский форт. Операция провалилась – несколько самолетов Бэрда с магнитометрами на борту пропали или потерпели крушение. Операция должна была длиться восемь месяцев, но уже через несколько недель Бэрд вместе с разведчиками вернулся на американскую базу. По неофициальным данным, он подал руководству рапорт, в котором говорилось, что американская эскадра подверглась атаке таинственного вражеского летательного аппарата, перемещавшегося в небе с невероятной скоростью.

Таким образом, новая эра в истории НЛО начинается с 1947-го года и в большей мере соотносятся с «черным проектом» ("Black project") – секретной программой ЦРУ, Агентства национальной безопасности и Национального разведывательного бюро США. Также не исключен вариант, что ФРГ вернулась к наследию Туле и Вриль: об использовании технологий этих организаций можно судить по созданным в семидесятые годы дисковым аппаратам FU-1 и FU-2.

На протяжении нескольких десятилетий после капитуляции Германии из Южной Америки регулярно доходили свидетельства очевидцев о странных летательных аппаратах и подлодках в небе и прибрежных водах Аргентины. В том числе там была замечена подводная лодка, напоминающая Type XXVI – последний тип подводной лодки, спроектированный в нацистской Германии; чертежи для ее строительства предположительно были переправлены в Новую Швабию.

a17.png 

Подводная лодка Type XXVI, построенная в Новой Швабии в 1945 году. Любительская реконструкция чертежа

В числе таинственных субмарин нужно упомянуть Type XIb, работа над которой официально не была завершена. Первой в классе таких подлодок была сконструирована U-112 «Черный рыцарь» (“Schwarz Ritter”). При водоизмещении в 3600 тонн она развивала надводную скорость в 23 узла; на палубе U-112 были установлены две оружейные башни под снаряды калибра 127 мм и оснащена площадка для приема разборных гидропланов Arado 231.

a18.png 

Гидроплан Arado 231

a19.png 

Лодка Type Xib U-112, затонувшая у побережья США

b20.png 

Во время войны лодка стояла на приколе в испанском порту и вернулась в Германию для выполнения специального задания в конце 1944-го. После войны о ней ничего не было слышно вплоть до 1993-го года, когда частично затонувшая субмарина была обнаружена в районе Кейп Код. Предположительно она служила для транспортировки высшего командования будущего Четвертого Рейха и выполнения различных секретных миссий.

b21.png 

Проект Lebensborn для поддержания жизни и воспроизводства на новом месте

Изначальная колонизация десятками тысяч технических специалистов, свободных граждан и военнопленных, а также программа Лебенсборн позволяют предполагать, что проблема воспроизводства арийской расы в Новой Швабии была успешно решена, а жизнь под толщей льда действительно возможна. По иронии судьбы Антарктида объявлена зоной, свободной от вооружений, тогда как никто не может гарантировать, что в горах и снегах континента не спрятан военный арсенал нового Рейха, вплоть до ядерного оружия. Немцы, вывезенные или тайно бежавшие из побежденной Германии, успешно ассимилировались в Аргентине, Чили, Уругвае и Бразилии, и сейчас их потомки ведут легальный бизнес с объединенной Германией и Европой.

b22.jpg 

Подводная лодка Type XXI направляется на базу 211

b23.jpg 

Послевоенный медиум Вриль Вера

База 211 стала секретным прибежищем всех важных военных программ Рейха, от снарядов до подводных лодок и реактивных самолетов. Кто знает, возможно, эти технологии и материальная база и по сей день дожидаются под трехметровой толщей льда возвращения с Альдебарана своих создателей и хозяев. Так или иначе, секретная авиационная программа Третьего Рейха не закончилась вместе с капитуляцией нацистской Германии, и возможно, мы о ней еще когда-нибудь услышим…

b24.jpg 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить